На главную страницу

Поможем найти
Читать онлайн
Новости и новинки
Вопросы, ответы, мнения!

АУДИОКНИГИ
Audiobooks / e-Books
Фантастика
Фэнтези
Детектив
Женский роман
Эротика
Проза
Приключения
Исторические
Психология
Непознанное
Образование
Бизнес
Детская
Юмор
Разное

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Популярные авторы - для чтения

Фантастика
Фэнтези
Триллер
Детектив
Приключения
Женский роман
Исторический роман
Проза
Детская
Юмор

ПОЛЕЗНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Учебники/Пособия
Бизнес/Менеджмент
Любовь/Дружба/Секс
Человек и психология
Здоровье и медицина
Эзотерика
Рукоделие
Дом и сад
Кулинарные
История
Другие

- Популярные аудиокниги

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

 Читать книги онлайн

Скачать Читать онлайн Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма онлайн

22-04-2011 |



Благодарим всех, кто поделился с друзьями этой книгой в социальных сетях!


Читать онлайн Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храмаЧитать онлайн Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма

Пролог

В незапамятные времена глубоко в земных недрах благословенного Невендаара, в огненных чертогах Вечного Хаоса, волею заточённого здесь Бетрезена возник замкнутый мир под названием Адское Пекло. Обуреваемый жаждой мести падший ангел заселил этот зловещий огненный мир присягнувшим ему на верность кровожадным племенем демонов. Сильные и смелые воины, они должны были, по задумке своего Великого Владыки, помочь ему вырваться из подземного заточения. Бетрезен вместе с приближёнными советниками из высшей знати демонов разработал несколько остроумных сценариев своего освобождения. Имеющейся в его распоряжении магией Хаоса он вознёс на закрытую для него землю легионы демонов, которые, выполняя план Великого Владыки, захватили огромную территорию Невендаара. Но в решающих сражениях за древние Источники Силы, с помощью которых Бетрезен надеялся пробиться сквозь наложенные Всевышним барьеры своей тюрьмы, капризная фортуна отворачивалась от демонов Адского Пекла. Потрёпанным армиям врагов удавалось объединиться, заручиться поддержкой союзников и, выступив с ними единым фронтом, отстоять свои святыни, а позже надёжно укрыть их магией от повторных поползновений свирепых и кровожадных демонов. Последняя попытка адских ратей едва не увенчалась успехом. Падшему не хватило считанных мгновений, чтобы вырваться из бесконечно долгого заточения. Но проклятые гномы успели запечатать своей рунной магией уже образовавшийся адский провал прежде, чем Владыка демонов смог по нему вознестись на поверхность. После этого сокрушительного фиаско вновь очутившийся в своём опостылевшем дворце Бетрезен несколько дней кряду пребывал в крайней степени раздражения, вымещая злобу на дворцовой прислуге. Призванный через три дня в Алый дворец Бетрезена воинственный герцог Габвель ужаснулся открывшемуся его взору зрелищу. Он шёл по мрачным пустынным коридорам и залам, часто перешагивая через трупы многочисленных слуг и охранников падшего, вся вина которых перед Великим Владыкой заключалась лишь в том, что они подвернулись ему под горячую руку. Пол и стены вокруг трупов были замараны медленно угасающей огненной кровью несчастных чертей и извергов. Такое обилие смерти вокруг проняло даже храбреца-герцога. Хотя он старался не подавать виду, несмотря на окружающую относительную прохладу, марая доспехи, по телу струились ручейки кипящего пота. Ближе к тронному залу у возникающих на пути герцога дверей стали попадаться хоть и слегка помятые, но живые изверги – верный признак того, что Великий Владыка начинал потихоньку справляться с выплесками слепой ярости. С почерневшими от ужаса лицами изверги проворно распахивали перед высокородным советником Бетрезена двери и затем провожали Габвеля сочувственными взглядами. Вот наконец перед Габвелем распахнулась последняя пара дверей, искусно вырезанных из огромных кусков чёрного базальта, и в глаза привычно ударил мерцающий свет бурлящей лавы, медленно переливающейся из чаши в чашу внутри роскошного семиярусного золотого фонтана, установленного в самом центре огромного тронного зала. Разумеется, благородный металл сам по себе никогда бы не выдержал огромную температуру булькающей внутри него вязкой субстанции, но все чаши фонтана были подкреплены несокрушимыми чарами Бетрезена и огненная лава им была не страшна. Бетрезен в боевом обличье огромного грозного демона Ада возвышался на массивном каменном троне, вытесанном из настоящей скалы редкого фиолетового гранита. Он мгновенно заметил переступившего порог герцога и кивком головы велел приблизиться к подножию трона.
– Ну! Что скажешь, советник, в своё оправдание? – прорычал сверху Великий Владыка.
– Готов понести заслуженное наказание за то, что не смог настоять на своём! – усилием воли заглушив накатившуюся волну ужаса, браво отрапортовал воинственный герцог.
– Решил в загадки со мной поиграть, герцог?! – злобно ощерился Бетрезен, демонстрируя вассалу два ряда огромных драконьих зубов. – Сейчас для этого не лучшее время. Ну же, живо объяснись, не испытывай моего терпения!
– Осмелюсь напомнить, я упреждал Великого Владыку о возможности подобного плачевного для нас исхода. И предлагал направить два первых легиона демонов не на штурм интересовавшей нас горной твердыни, а на нахождение и перекрытие всех подходящих к ней тайных горных троп. Мой план был отвергнут.
– Что-то припоминаю, продолжай, – ободрил советника сидящий на троне демон, убирая с лица кровожадный оскал.
– К действию на совете был принят дерзкий план герцога Окризена – с ходу атаковать твердыню и, не считаясь с потерями, овладеть ею, что называется, с наскока. Мы обрушились на гномов всёсокрушающей огненной лавиной. Но в ключевой момент штурма к уже измотанным нашими непрерывными атаками защитникам пришла помощь – большие отряды воинов и чародеев из соседних горных кланов по тайным тропам беспрепятственно проникли в горную крепость. Ободрённые гномы выстояли под нашим натиском, с наскока овладеть твердыней не удалось. Штурм обернулся длительной осадой. Чем эта невольная затяжка времени для нас в итоге обернулась, Великому Владыке известно не хуже меня.
– Да, ты прав, всему виной выскочка Окризен, – прошипел Бетрезен. Его когтистые лапы, возлежащие на поручнях трона, невольно впились в гранит, смяв прочнейший камень, как хрупкий фарфор, и на стоящего у трона советника обрушился град мелких осколков.
– Ух, с какой бы радостью я вновь сорвал с плеч башку этого недальновидного кретина. Увы, убить в этом несовершенном из миров можно лишь один раз… Стоящий у трона герцог невольно поёжился, наблюдая, с какой кровожадной злобой Бетрезен говорит о своём недавнем фаворите.
– Габвель, – пылающие жёлтым огнём глаза Великого Владыки вновь сосредоточились на молчаливо дожидающемся своей участи вассале, – я вспомнил твой план. Всё было точно так, как ты сказал. Последуй мы ему, победа не ускользнула бы от нас так нелепо. Чтобы впредь твои гениальные решения никогда не замалчивались, а незамедлительно принимались к исполнению, я назначаю тебя своим главным советником.
– Благодарю за оказанную честь! – отрапортовал Габвель, с трудом подавив норовящий с шумом вырваться из груди вздох облегчения. – Обещаю, Высокомудрый никогда не пожалеет о своём решении. Я костьми лягу, но…
– Всё, прекрати, терпеть не могу этих никчёмных клятв, – решительно прервал излияния вечной преданности вассала Бетрезен. – Лучше докажи свою доблесть на деле.
– Всегда готов! Жду приказа! – живо откликнулся преисполненный решимости отличиться воинственный герцог.
– Не беспокойся, шанс отличиться представится тебе уже в ближайшие дни, – неожиданно пообещал Владыка новому фавориту и тут же пояснил: – Несмотря на постигшую нас чудовищную неудачу, мне всё же удалось на крошечный отрезок времени частично перенестись в верхний мир. И даже из такой малости я смог извлечь немало полезной информации. Дело в том, мой преданный Габвель, что сославший меня сюда, в огненные глубины Хаоса, Всевышний в своё время лишил меня не только свободы, но и памяти о тех счастливых годах, когда я был Истинным Творцом Невендаара. Сегодняшнее же едва не состоявшееся освобождение позволило мне вспомнить несколько тех благостных дней. В частности, одну весьма занимательную историю…
После полуторачасового разговора с падшим ангелом Габвель вышел из тронного зала. Изверги поспешно преклонили головы перед новым фаворитом Великого Владыки, но чем-то весьма озабоченный воинственный герцог не удостоил их даже взглядом. Стремительной походкой уверенного в себе демона он понёсся по лабиринту многочисленных коридоров и залов Алого дворца исполнять порученное ему Бетрезеном сложное и опасное задание.

Глава 1. Эльфийский оракул

Отшумели грандиозные сражения второго передела мира. Водное, наземное и воздушное пространство многострадального Невендаара оказалось по новой перекроено и поделено между населяющими его многочисленными народами. И наконец на изуродованной магией земле воцарился хрупкий мир. Однако смещённые, покорёженные, а местами и вовсе безобразно перемешанные силовые магические потоки мира после недавнего чудовищного светопреставления до сих пор серьёзно лихорадило. Колдовство даже у самых искусных чародеев получалось с большим трудом и далеко не с первой попытки. Даже знаменитый на всё Разлесье оракул Римус Агбаэль Семнадцатый испытывал изрядные трудности при работе с любимым магическим кристаллом. Три дня кряду он каждое утро пытался пробиться сквозь застилающее магическое око молочное марево, но никакие сложно сплетённые колдовские формулы не помогали, белую пелену не удавалось сбросить даже на миг. Напряжённые усилия неизменно приводили лишь к чудовищной головной боли мага, под гнётом которой Римус вынужденно отступал, откладывая схватку с кристаллом на следующий день. И в четвёртый день поначалу всё было как обычно. Как водится, на рассвете, с первыми лучами солнца, когда пробуждающийся от ночной спячки лес только-только начинал наполняться радостным щебетом птиц, а переживающие утреннее возрождение магические силовые потоки щедро расточают драгоценную живительную ману, опытный чародей стал делать привычные пасы руками и читать заклинания над отшлифованной до зеркального блеска плоской поверхностью установленного на специальной треноге большого хрустального кристалла. И вновь, как весь предыдущий месяц до этого, наградой оракулу за усилия стало лишь разлившееся по полированной поверхности густое непроницаемое белёсое марево. Сцепив зубы, маг держал поисковое заклинание, стараясь пробиться магическим оком сквозь непроницаемый туман. Потянулись мучительные минуты ожидания, расплачиваться за которые приходилось постепенно учащающимися приступами головной боли. Пока ещё они были вполне терпимы, но опытный чародей знал, что очень скоро боль станет чудовищной. Он ждал и невольно страшился этого неизбежного мига, но железная воля не позволяла выпустить заклинание, принуждая отчаянно бороться до самого конца. И когда виски заломило от ужасного перенапряжения, а из носа и ушей привычно закапала кровь, белое марево на кристалле вдруг дрогнуло и развеялось. Появились очертания какого-то огромного мрачного зала, освещаемого зловеще мерцающим красным светом, сияние которого исходило откуда-то из центра, а на полированных поверхностях чёрных стен отражались многочисленные огненные сполохи, словно от огромного пылающего костра. Пробежав по стенам и даже потолку зала, магическое око оракула сфокусировалось на дальнем его конце, а точнее, на находящихся там двух безобразно мускулистых, огромных фигурах, свекольный цвет кожи которых и длинные витые рога на головах красноречиво характеризовали незнакомцев как двух демонов Адского Пекла. Опытный оракул даже по не очень чёткому изображению в кристалле, разумеется, сразу же догадался, что перед ним предстали демоны высшей касты, элита легионов проклятых. Римус буквально всей кожей ощутил тугие волны дурной, свирепой магической силы переменчивых потоков огненного Хаоса, исходящей от изображённых в кристалле демонов. Один из них величественно восседал на массивном каменном троне, другой, потупив взор, стоял у его подножия. Такой невероятно удачный «улов» никак нельзя было отпускать. Уже теряющий от боли сознание оракул, мобилизовав жалкие остатки сил, заставил себя ещё на пару минут удержаться у просветлевшего кристалла и стал невольным свидетелем следующего диалога.

– …Да, мой господин! – громыхнул стоящий внизу демон, отвечая на прозвучавший ранее вопрос, и попытался опуститься перед троном на колено. Но тут же был ловко подхвачен под руку мощным хвостом сидящего на троне правителя и удержан на ногах.
– Полноте, Габвель! – гораздо тише ответствовал этот второй, наделённый властью, пока что безымянный демон. – Такому высокородному воинственному герцогу не пристало опускаться перед кем-либо на колени! Тем более перед жалким пленником Хаоса, не способным даже самостоятельно выбраться из заточения.

У наблюдающего со стороны оракула от услышанного глаза буквально вылезли из орбит. «Вот так удача! – мысленно возликовал Римус. – Неужели мне удалось проникнуть в легендарный Алый дворец и лицезреть самого Ужасного Бетрезена!» Потрясение его было столь велико, что на несколько секунд чародей даже позабыл о раздирающей мозг головной боли. Меж тем уверенные в абсолютной непроницаемости зачарованных стен подземных бастионов демоны продолжали вести откровенный диалог.

– Великий Владыка, твои враги жестоко поплатятся за учинённое тебе унижение! – взрыкнул воинственный герцог.
– Я, Габвель Сокрушитель, клянусь дотла выжечь…
– Осторожней, мой друг, – перебил падший ангел, – не стоит давать невыполнимых клятв. Ты, разумеется, великий воин, от одного имени которого трясутся там, наверху, целые города. Но, боюсь, мои враги всё же окажутся тебе не по зубам. В ответ могучий герцог разразился столь оглушительным рёвом, что стены чёрного зала буквально заходили ходуном.
– Не злись, Сокрушитель. – Падший примирительно опустил могучую длань на огромное плечо разъярённого демона. И последний тут же послушно притих. – Я же обещал предоставить тебе шанс доказать свою преданность. Это невероятно трудная и очень важная для меня миссия, поручить которую я могу лишь лучшему своему воину и советнику – тебе, Габвель.
– Только прикажи! Всё сокрушу! – зашёлся в оглушительном экстазе счастливый фанатик.
– Если всё пройдёт по разработанному нами плану, сокрушать, надеюсь, тебе никого не придётся, – спокойно возразил падший. – В этой миссии я жду от тебя проявления других талантов… А теперь молчи и слушай, перехожу к сути. Тебе с небольшим отрядом воинов придётся наведаться в знаменитый на весь Невендаар Серебряный Храм Паладинов, располагающийся среди руин некогда величественного города Труза – самой первой столицы Великой Империи. Там на вечном хранении находится одна замечательная вещица, некогда принадлежавшая самому Истинному Творцу.
– То есть Великий Владыка хочет сказать, – оживился герцог, вдруг перейдя на заговорщицкий шёпот, – его былому…
– Не смей напоминать мне об этом! – оглушительно рявкнул на вассала падший, обрывая на середине фразы. – Я же предупреждал: эта часть биографии скрыта из моей памяти заключившим меня сюда! Поэтому любое упоминание о былом времени будит во мне безудержную ярость. А в таком неистовом состоянии я запросто могу оторвать чью-нибудь непонятливую башку!
– Извини, Великий, – поспешил покаяться Габвель Сокрушитель, невольно попятившись от трона.
– На первый раз прощаю, – кивнул успокоившийся Владыка демонов. – Вернёмся к делу. Если тебе удастся раздобыть и доставить сюда вещь Истинного Творца, с помощью этого артефакта, очень возможно, мне наконец удастся выбраться из этих опостылевших стен…

Дотерпеть до окончания диалога, как ни крепился, оракул не смог. Переступив все мыслимые пределы терпения, он буквально умылся собственной кровью, уже не медленно сочащейся, а буквально брызнувшей из ноздрей и ушей. В какой-то момент рвущийся на части от чудовищной боли мозг его в целях элементарного самосохранения просто отключился. Удерживающее магическое око заклинание тут же истаяло. Картинка мрачного тронного зала на полированной поверхности кристалла исчезла. А переусердствовавший упрямец Римус безвольной куклой рухнул на упругий деревянный пол своей лаборатории.

* * *

После тяжкого испытания уже немолодой организм оракула восстанавливался удручающе медленно. Пять часов кряду Римус Агбаэль Семнадцатый пролежал на полу совершенно без движения и лишь к полудню начал потихоньку шевелиться и медленно возвращаться в мир живых и страдающих. Когда чародей после ряда неудачных попыток смог наконец кое-как оторваться от пола и зафиксироваться над ним на дрожащих руках и коленях, он на карачках дополз до маленького низкого столика в углу магической лаборатории, где заранее был припасён кубок с восстанавливающим силы снадобьем. Единым махом опростав его до дна, утомившийся Римус снова без сил рухнул на пол и в ожидании действия зелья перевалился на спину. Но старый оракул вовсе не валялся без толку на полу. Минуты своей временной беспомощности он потратил на восстановление в памяти подслушанного диалога демонов. Из-за чудовищной головной боли непосредственно во время магического контакта он толком не воспринял львиную долю услышанной и увиденной информации, но простенькое заклинание, предусмотрительно наложенное на самого себя заранее, надёжно зафиксировало в памяти весь подслушанный и подсмотренный эпизод разговора до малейшего слова. Как и положено, ровно через восемь с половиной минут целебное зелье подействовало. Старое тело наполнилось живительной силой, и встрепенувшийся оракул, по-молодецки оттолкнувшись спиной от пола, вскочил на ноги. Оказавшись в вертикальном положении, чародей не бросился вон из комнаты, разнося направо и налево подслушанную новость. Нет, прагматик по натуре, он привык сперва искать собственную выгоду, предпочитая пусть и громкой, но кратковременной и скоротечной славе полновесные золотые монеты, навсегда оседающие в его большом кованом сундуке. Умение максимально извлекать выгоду из любого подвернувшегося благоприятного случая сделало из обычного заурядного и не блещущего талантом медиума респектабельного и преуспевающего оракула и позволило Римусу заработать за годы чародейской практики очень приличное состояние. Вот и теперь, прежде чем доводить с таким трудом добытую информацию до остального эльфийского сообщества, старый лис Римус принялся сосредоточенно мерить шагами крохотную комнатёнку магической лаборатории, ломая голову над тем, как же лучше распорядиться угодившим ему в руки сокровищем. В том, что добытая им сегодня информация была настоящим бриллиантом и стоила небольшого состояния, давно промышляющий продажей выведанных чужих секретов оракул не усомнился ни на миг. Конечно, если бы он дотерпел до конца разговора демонов и разузнал, что именно представляет собой могущественный артефакт и где именно он хранится в Серебряном Храме Паладинов, то с продажей такой всеобъемлющей информации совершенно не возникло бы никаких проблем. Чего далеко ходить, прямо здесь, в родном Разлесье, среди богатых благородных вассалов леса из высших эльфийских домов королевства сыскалось бы немало желающих отправиться в Серебряный Храм Паладинов за божественным артефактом. Правда, из тщательно охраняемого Храма вынести его было бы очень не просто, но это уже проблема купившего секрет охотника за артефактом. Римус же получил бы свой увесистый мешочек золота и был бы совершенно счастлив. Увы, это были лишь радужные мечты. В прозаичной реальности ценная информация попала к оракулу в усечённом варианте. Римус быстро смекнул, что, сидя на месте, настоящую цену за неё выручить не удастся, и, чтобы снять с неё все лакомые сливки, теперь предстояло самому позаботиться о доставке её тем, кто знал древнюю тайну Серебряного Храма и был достаточно богат, чтобы выложить за это важное к ней дополнение кругленькую сумму в золоте. Над решением этой проблемы он и раздумывал какое-то время, меряя шагами крошечную комнатушку. Как только достойное решение было найдено, оракул покинул лабораторию и тут же устроил нагоняй приставленному к двери и задремавшему на посту телохранителю. Хорошенько оттрепав оконфузившегося грифона, он распорядился позвать к себе в кабинет младшего сына, после чего стал неспешно взбираться по прибитым вокруг толстенного ствола ступенькам длинной винтовой лестницы на самую верхотуру древо-дома, где у него в просторном дупле находился рабочий кабинет. «Конечно, надёжней было бы с таким деликатным и ответственным делом послать кого-то из старших сыновей, – по стариковской привычке мысленно рассуждал на ходу Римус. – Но трое старшеньких, слава Галлеану, уже к делу пристроены. Аэглос медиумом уже третий год промышляет, готовится сдавать испытание на ступень оракула. Славный сменщик мне растёт, продолжит семейное дело, когда на покой соберусь. Сигиль и Леслель пошли по военной части, оба первейшие разбойники в разлесской вольнице, без пяти минут мародёры. В нынешнее смутное время их услуги в большой цене. И только меньшой наш Лезль болтается без дела, хотя детина здоровый, плечищи, как у гнома, лук гнёт, только дуги трещат. Стрелу дальше него никто в Разлесье не пускает, и глаз верный – со ста шагов стрелой белке в глаз шутя бьёт. Казалось бы, самая дорога молодцу в лесную вольницу, он бы там с его талантами, на зависть братьям, такую б карьеру сделал!.. Но остолоп ничего не желает слышать. Живёт дурачок охотой и рад тому…»
– Отец, звал? – звонкий голос Лезля вывел отца из задумчивости. Молодой эльф нагнал родителя на верхних ступеньках лестницы, аккурат у входа в кабинет.
– Звал, звал, чего разорался-то, – проворчал Римус. – Проходи давай, дело есть, – добавил он уже громче и чуть отстранился от широкого овального прохода, пуская быстроногого юношу первым войти в кабинет. Лезль ловко протиснулся мимо отступившего на ветку отца, а очутившись в кабинете, тут же плюхнулся в гамак, подвешенный на стенке рядом с широким письменным столом. Это был высокий, атлетического сложения эльф тридцати семи лет от роду – по эльфийским меркам совсем ещё желторотый юнец. Для сравнения, самому Римусу было двести девять лет, неумолимо приближался очередной, бог весть какой по счёту юбилей. Прошествовавший следом отец нахмурился на ребячество сына, но ничего не сказал, прошёл мимо покачивающегося гамака и, обогнув стол, аккуратно опустился в широкое плетёное кресло.
– Ну давай, па, не тяни, выкладывай, что там у тебя, – попросил беспечно откинувшийся на спину и закинувший ногу на ногу Лезль. – А то мне скоро к Ризке на свидание бежать.
– Чего ещё за Ризка? – нахмурился старый чародей. – Имя какое-то не эльфийское. Сын, ты, часом!..
– Ой, успокойся, а, – отмахнулся молодой эльф. – Моя подружка – эльфийка. Её полное имя Ризидиэль. Она из хорошей семьи.
– Так чего ж ты её, как грифона безродного, – возмущённо всплеснул руками Римус.
– И вовсе не как грифона, – возмутился сын. – А наоборот, ласково и нежно – Ризка. Вообще, отец, если хочешь знать, у меня с этой девушкой всё очень серьёзно.
– Никак жениться надумал? – удивлённо вскинул брови старый эльф.
– А если и надумал, то что? – в запале фыркнул молодой и поспешно прикусил язык. Но было уже поздно, слово прозвучало.
– Что ж, похвальное решение, – расцвёл в улыбке оракул. – А позволь полюбопытствовать, на какие шиши свадьбу справлять собираешься? А семью потом содержать? Охотник ты, конечно, знатный, спору нет, но здесь, в лесу, все с луком обращаться умеют. Пострелянной дичью никого не удивишь, и большого барыша это занятие тебе не принесёт… Молчишь? Выходит, тебе нечего сказать в ответ?
– Отец, если ты позвал меня снова нотации читать, извини, но я пойду, у меня дела, – раздражённо пропыхтел Лезль, выбираясь из тенет гамака на твёрдый пол.
– А ну-ка сядь на стул! – вдруг грозно рявкнул на обиженного отпрыска Римус. – Ишь, прыткий какой! Дела у него! И окончательно сникший плечистый юноша послушно опустился на краешек стоящего перед столом стула. – Значит, так, сын, – обратился к своему младшему строгим голосом Римус. – Хватит у меня на шее сидеть. Очень хорошо, что ты сам заговорил о женитьбе. А главное – очень вовремя. У меня как раз, словно на заказ, дело для тебя появилось. Секрет один покупателю доставить. Думаю, тысчонки полторы полновесных золотых монет мы с тобой на этом секрете запросто заработать сможем.
– Сколько, сколько?! – ошеломлённо выпучил глаза Лезль.
– Всё правильно, ты не ослышался, – кивнул отец, наслаждаясь произведённым эффектом. – Вырученные за секрет деньги мы, разумеется, поделим поровну. Думаю, семисот пятидесяти монет тебе вполне хватит, чтобы реализовать все самые смелые мечты своей Ризидиэль. Хватит и на свадьбу, и на древо-дом приличный, и даже на житьё-бытьё ещё немало останется. Эх, если бы не проклятущий ревматизм, я бы сам, в одиночку, обтяпал это лакомое дельце. Но увы, прожитые годы дают о себе знать, здоровье уже не то, что было раньше, и я вынужден искать молодого сильного компаньона. Лучшей кандидатуры, чем ты, сын, мне не найти. Ну так как, Лезль, хочешь разом семьсот пятьдесят монет заполучить?
– Это что ж за секрет такой, что таких деньжищ стоит? – пробормотал всё ещё не оправившийся от потрясения Лезль.
– Стоит, ещё как стоит. Уж поверь моему опыту, сын, тайна, открывшаяся мне сегодня, на самом деле стоит гораздо дороже. Но не будем жадничать, полторы тысячи золотых вполне разумная цена за неё.
– Может, расскажешь поподробнее, что за секрет-то?
– Разумеется, сын, но хотелось бы сперва услышать твой ответ.
– Согласен я, согласен, – нетерпеливо закивал молодой эльф. – Сделаю всё, как ты скажешь. Говори, что за секрет.
– Хорошо, слушай. Сегодня мне, простому эльфийскому оракулу, удалось подсмотреть беседу величайших мира сего. Творящаяся по сей день несуразица с силовыми магическими потоками, вероятно, в какой-то момент ослабила безукоризненную защиту их несокрушимых подземных бастионов, а в моё наудачу закинутое в эфир магическое око, наоборот, влилось маны даже с избытком, и оно продавило истончившиеся барьеры. Я другого логичного объяснения произошедшему не нахожу. Вот послушай, что мне удалось этим утром узреть в кристалле… И оракул пересказал сыну кусок разговора падшего ангела Бетрезена со своим ближайшим сподвижником воинственным герцогом Габвелем Сокрушителем. – …Такой счастливый случай, как ты понимаешь, выпадает не часто. К нам в руки попала информация исключительной ценности, и теперь нужно грамотно ею распорядится. То бишь дорого продать, – подытожил долгое разъяснение маг и выжидающе уставился на призадумавшегося сына.
– И кого ты выбрал в покупатели? – наконец спросил Лезль.
– Самих храмовых паладинов, разумеется, – охотно откликнулся старый маг. – Кому, как не им, будет сподручней отыскать артефакт, спрятанный где-то на территории их легендарного Серебряного Храма.
– Когда отправляться в путь?
– Как можно быстрее. Только сперва спустимся в лабораторию, я скопирую из своей памяти и запечатаю в кристалле разговор демонов. Чтобы тебе было что предложить паладинам. А потом седлай своего Грылафа и в путь!
– Нет, сразу же отправляться в путь я не могу, – покачал головой Лезль. – Отец, ты забыл, я же тебе уже говорил, у меня с Ризкой свидание.
– Эко невидаль, свидание! – всплеснул руками старый эльф. – Отмени. Вот вернёшься через недельку с денежками…
– Ничего менять не стану! У меня свидание, – набычился сын. – И я тебя о нём упредил в самом начале нашего разговора.
– Тьфу ты, пропасть, – в сердцах выразился отец, подрываясь с кресла и грозно нависая со своего края над столом. – Весь в мать свою! Такая же!..
– Ещё слово о маме скажешь, и я вообще никуда не полечу! – тут же выставил ультиматум сын, в свою очередь подскакивая на ноги, да так резко, что лёгкий плетёный стул из-под него, как живой, отскочил в сторону и с шумом врезался в стену.
– Ладно, ладно, угомонись. Считай, убедил. Будь по твоему, сын, – тут же первым пошёл на мировую старый эльф. Обуздав гнев, он даже заставил себя улыбнуться. – Ступай на свидание со своей Ризидиэль. Но после него сразу же отправляйся по нашему делу.
– Обещаю, отец.
– Вот и славно. – Римус вышел из-за стола и неторопливо направился к выходу из кабинета. – Ну чего застыл, – гаркнул он на сына, проходя мимо него, – пошли кристалл готовить для паладинов.
Они лежали, вжавшись друг в дружку, на мягкой душистой луговой траве, со всех сторон окружённые молчаливыми клёнами, грабами и елями. Деревья были единственными свидетелями долгого бурного соития эльфийской пары, лесное эхо ещё носило страстные стоны влюблённых, а они сами невольно затихли, скрепив губы в жадном поцелуе, утомлённые любовью и абсолютно счастливые. Вечернее солнце ласково согревало содрогающиеся в судорогах экстаза тела, заменяя влюблённым тёпло одеяла. А изрядно примятая трава крошечной лесной полянки казалась им мягче самой нежной пуховой перины. Наконец эльфы разжали страстные объятия и, обессиленные, откатились друг от друга.
– Ну что ты теперь скажешь, Лезль, мне удалось переубедить тебя? – с трудом переводя дыхание, первой хрипло прошептала на ухо любимому девушка. – Если мои аргументы показались тебе недостаточно убедительными, мы можем повторить.
– Нет… то есть, конечно, да… то есть… Ризка, ты просто сводишь меня с ума, – пробормотал в ответ запутавшийся в словах эльф. Его могучая грудь ходила ходуном от частых вдохов-выдохов.
– Сжалься! – Ишь чего захотел, – хихикнула эльфийка, ласково кусая любимого за мочку оттопыренного уха. – Тебя же предупреждали о кровном родстве нашего рода с духами леса. А раз уж не испугался связаться с внучатой племянницей дриады, теперь терпи.
– Но я… Но мне правда уже пора, – едва не плача, простонал эльф, отодвигаясь от любвеобильной девушки.
– Конечно, конечно, – тут же подхватила хитрая эльфийка, в свою очередь подтягиваясь поближе к ускользающему мужчине. – Но ты же ведь не откажешь мне в крошечном поцелуйчике на прощание.
– Ну уж нет, второй раз я на твои чары не поддамся, – рассмеялся Лезль, неуловимо быстрым движением ускользая от нацеленных на его пышную шевелюру рук любимой, и по-молодецки легко вскочил на ноги.
– Куда же ты, прошу, приляг ещё хотя бы на минутку, – взмолилась в одиночестве распластавшаяся на траве эльфийка. Как бы невзначай принятая ею поза оказалась настолько волнующей, что молодой эльф ощутил, как внизу живота у него вновь всё начинает предательски твердеть и подниматься. На его беду, эта вполне естественная реакция здорового, мужского тела была подмечена не им одним.
– Глупыш, зачем же так себя мучить, – страстным голосом прошептала проказница. – Ведь ты же хочешь. Иди же скорее ко мне.
– Нет, не сейчас, – собрав всё мужество в кулак, отступил Лезль и, нагнувшись, подобрал с травы разбросанную одежду. – Извини, я обещал отцу. – Он отвернулся и, даже не пытаясь прикрыть голое тело, шагнул в окаймляющую полянку непролазную чащобу. Густое переплетение веток низкорослого орешника привычно раздалось в стороны перед дитём Леса и за его спиной тут же вновь сомкнулось сплошной стеной зелёной листвы.
– Ну и катись! – в сердцах крикнула вслед любимому оскорблённая отказом эльфийка. Лезль довольно улыбнулся и, не оборачиваясь, громко крикнул в ответ:
– Ризка, я тоже тебя очень люблю! После чего он неспешно зашагал по едва приметной тропе, на ходу натягивая подхваченную перед бегством одежду: светло-зелёные однотонные трико и рубашку, лёгкие кожаные полусапожки в тон трико и короткий, по колено, тёмно-зелёный плащ. Когда через минуту за спиной послышались едва уловимые крадущиеся шаги, улыбка эльфа стала ещё шире.
– Ну чего, долго в молчанку играться будем? – донёсся из-за спины ворчливый девичий голосок. Изображая испуг, Лезль торопливо развернулся и, будто только теперь заметив пристроившуюся за ним девушку, разразился гневной тирадой:
– С ума сошла так пугать! Я ж чуть!..
– Не ври, я прекрасно знаю, что ты почувствовал моё приближение, – перебила его также успевшая натянуть нарядное жёлто-зелёное платье и мягкие кожаные светло-зелёные сапожки эльфийка. – Скажи лучше, когда вернёшься из своего таинственного квеста, о котором ничего не хочешь рассказать даже мне, своей верной Ризидиэль.
– Ризка, ну чего ты опять начинаешь, – всплеснул руками Лезль. – Я же тебе уже говорил, что это не моя тайна. Я слово отцу дал, что никому о нашем общем деле не проболтаюсь.
– Да помню я, помню, – отмахнулась Ризидиэль. – Раз так торопишься, чего встал-то?
– Да ну тебя, – фыркнул Лезль. Отвернулся и двинулся дальше.
– Лезль, ну правда, без дураков, как долго мы с тобой не увидимся? – донёсся из-за спины уже совсем не злой голос любимой.
– Думаю, дня за три я до места доберусь, там постараюсь за день все наши с отцом дела утрясти, и в обратный путь. Да ты не переживай, когда подлетать к Разлесью буду, я обязательно весточку тебе пошлю, чтобы встречала, – обстоятельно ответил эльф.
– Выходит, неделя! Целую неделю мы не увидим друг друга! – запричитала за спиной эльфийка.
– Да брось, Ризка, она быстро пролетит. Ты и соскучиться по мне как следует не успеешь, как я уже снова стану надоедать тебе своими ежедневными визитами, – стал успокаивать любимую Лезль.
– Я буду скучать! – заканючила девушка. – Я уже скучаю!
– А ты думай о свадьбе, которую мы закатим с тобой сразу же по моему возвращению, – напомнил эльф.
– Надо же, целых три дня лёту на быстрокрылом Грылафе! Знать, цель твоя находится далеко за пределами нашего родного Разлесья? – продолжила допытываться неугомонная Ризидиэль.
– Ну вот, опять ты пытаешься тайну мою выведать, – простонал Лезль.
– Ничего не пытаюсь, – фыркнула девушка. – Просто предчувствие у меня какое-то нехорошее. Чую, заманил тебя старик твой в какую-то скверную историю. И вместо сказочных барышей обернётся она для тебя одними лишь неприятностями.
– Ну вот, теперь раскаркалась, как ворона. Прекрати тоску нагонять. Говорю же, дело пустячное и совершенно безопасное. Они так препирались всю дорогу до Земляничного Луга – небольшого эльфийского городка, где среди множества других эльфийских жилищ произрастал родительский древо-дом Ризидиэль. Возле древо-дома его любимой Лезля, как было заранее условлено, поджидал верный грифон в полном боевом снаряжении, с хозяйским луком и полным колчаном зелёноперых стрел. Все прощальные ласки и поцелуи влюблённых остались в дремучем лесу на крошечной безымянной полянке, где они оставались наедине друг с другом, и сам лес стоял на страже их пока что тайных для остального эльфийского сообщества чувств. Здесь же, в густонаселенном городе, где невозможно было скрыться от любопытных глаз вездесущей детворы, Лезль простился с Ризидиэль подчёркнуто вежливо, обменявшись с ней лишь едва заметным кивком головы и мимолётным прикосновением кончиков пальцев. А в следующее мгновение молодой эльф уже сидел на могучей спине грифона, и Грылаф, отчаянно замолотив по траве размашистыми крыльями, пустился под ним в стремительный разбег. Ещё через несколько секунд грозный рыцарь небес хорошенько оттолкнулся от земли и стал быстро набирать высоту, с каждым взмахом крыльев унося своего седока всё дальше от возлюбленной. Вот летящий грифон с впившимся в шкуру эльфом превратился в крошечную чёрную точку на безупречно голубом безоблачном небе. Ещё несколько секунд, и он совершенно скрылся из вида оставшейся внизу эльфийки. Но Ризидиэль всё равно ещё долго смотрела в пустое небо и мысленно молилась всем известным ей богам, чтобы послали любимому лёгкого попутного ветра и избавили от встречи с коварным врагом.

Глава 2. Талантливая маскировка Зеугра

Багровый туман рассеялся так же стремительно, как и сгустился, и на торной земляной дороге вдруг из ниоткуда появились два всадника. Один – огромный, широкоплечий зеленокожий орк-варвар с безобразно шишковатым, точно вырубленным из камня лицом, важно восседающий на гнедом жеребце. Одет он был в меховые штаны и такую же безрукавку, вооружён притороченным к поясу длинным широким обоюдоострым мечом, висящим за спиной небольшим круглым деревянным щитом и лежащей поперёк седла огромной сучковатой дубиной. Второй – смуглокожая, миниатюрная амазонка человеческой расы с довольно симпатичным личиком и ладной фигуркой на каурой кобылке. По обычаю гордых дев войны, одежды на амазонке почти не было, лишь короткая юбка на бёдрах и узкая полоска ткани, обёрнутая вокруг пышной груди. Вооружена она была длинным прямым кинжалом, подвешенным, как огромный кулон, на толстом шейном шнуре, и свободно раскачивающимся из стороны в сторону при движении воительницы на её пышной груди. Кроме того, к седлу каурой у бёдер наездницы были приторочены длинный лук и объёмистый колчан, под завязку набитый серопёрыми стрелами.
– Ваше герцогство, – неожиданно сиплым басом обратилась амазонка к широкоплечему варвару-орку, одновременно с его гнедым пуская свою каурую неторопливой иноходью, – нельзя ли мне подобрать какое нибудь другое тело?
– Это ты, милашка, не по адресу обратилась, – хамовато хмыкнул в ответ грубый варвар, с трудом сдерживая рвущийся на волю смех. – Знаешь ведь, не я нашей маскировкой занимался.
– Милашка! Ах, милашка! Ну, Зеугр!.. – громыхнула амазонка и с неожиданной силой для столь хрупкого создания вдруг рубанула голой рукой по проплывающему мимо сосновому стволу. Здоровая сырая древесина, словно труха, прыснула из-под миниатюрного кулачка, и двадцатиметровое дерево с жалобным скрипом завалилось в сторону от дороги. Каурая короткогривая кобылка, испуганная выходкой яростной наездницы, тут же взвилась на дыбы. Но сдавившие удила хрупкие женские ручки тут же едва не придушили бедное животное, вынудив его опуститься обратно на все четыре конечности и продолжить прерванный ход. Гнедой жеребец, как и его наездник, на происшествие с сосной и ухом не повёл. Как бежал, так и продолжил бежать, пока каурая вскидывала передние копыта, демонстрируя характер. Подавив бунт, амазонка оказалась далеко позади своего спутника, и, чтобы догнать его, ей пришлось подхлестнуть свою норовистую животину, пустив её в стремительный галоп.
– Ещё раз так сделаешь, и я тебя сам, как ты ту сосну, – с невозмутимым видом сообщил спутнице варвар, когда она, догнав его, вновь выровняла бег своей лошади.
– Но, ваше герцогство… – снова засипела было обиженная амазонка.
– Ты меня ещё полным именем назови, – резко перебил варвар. – Договорились же, на вражеской территории переходим на простые имена наёмников. Я варвар Тамбу с северной границы Империи, ты амазонка с юга по имени Рюмба.
– Для рыцаря Ада недостойно пребывать в девичьем обличье, – упрямо просипела амазонка.
– Похоже, разговора по душам не избежать, – поморщился варвар. – Ладно, будь по-твоему, давай поболтаем.
– Повелитель, я не…
– Заткнись, – перебил медленно закипающий варвар. – Хочешь сказать, мне, воинственному герцогу Адского Пекла, доставляет удовольствие быть каким-то жалким уродливым орком?! – Он вдруг по-звериному ощерился, и сквозь зелёное орочье лицо на миг проступил жуткий лик краснокожего демона с пылающими безумной ненавистью огненно-рыжими глазами.
– Нет-нет… Разумеется, нет, – торопливо запричитала амазонка, невольно отшатнувшись от могущественного спутника.
– Однако же, волею нашего уважаемого инкуба, я – северный варвар, – подавив вспышку гнева, спокойным ровным голосом продолжил варвар. – И, как видишь, смирился с этим фактом. Так почему бы рыцарю Ада не взять пример со своего сюзерена и не засунуть свою гордыню куда подальше?
– Да, повелитель, разумеется, повелитель, – проскрежетала сквозь зубы бледная, как снег, амазонка.
– Храбрый Хрыв, это всего лишь маскировка с целью запутать врага, мы оба знаем, что в тебе нет ни капли женственного, – продолжил обрабатывать спутницу варвар. – Даю тебе слово, что, когда настанет твой черёд биться в полную силу, ты встретишь врагов в своём собственном, истинном обличье.
– Благодарю тебя, повелитель.
– А если уж быть до конца откровенным, то мне придумка Зеугра сделать одного из нашей четвёрки слабой с виду амазонкой пришлась по душе. Пораскинь мозгами и поймёшь, какие великолепные перспективы перед нами открывает такая нетривиальная маскировка.
– Тебе видней, повелитель. Твоё слово закон, рыцарь Ада готов повиноваться, – глухо пророкотала в ответ амазонка.
– Ты прав, мне виднее. И единственное, что мне не понравилось в нашей с тобой маскировке, – это твой голос. Здесь Зеугр откровенно схалтурил, за что при встрече получит от меня хороший нагоняй. Ты вот что, Хрыв, пока инкуб голос тебе не подкорректирует, давай-ка на людях притворяйся моей немой спутницей. А то взрыкнёшь вот так хотя бы раз в людской топе, и вся маскировка насмарку.
– Слушаюсь и повинуюсь, – браво отрапортовала амазонка.
– Вот и славно, – осклабился варвар. – И в дальнейшем, когда Зеугр настроит голос, прошу, обращайся ко мне по-простому: орк или Тамбу. Я же, с этого момента и до окончания нашей Великой Миссии, буду величать тебя исключительно Рюмбой и обращаться соответственно твоему образу… Надеюсь, ты всё поняла? Смуглое личико амазонки вновь перекосило. Но, до хруста стиснув кулаки, на этот раз ей удалось сдержать вспышку неконтролируемой ярости. Принимая навязанные герцогом правила игры, заточённый в женское тело вассал лишь коротко кивнул сюзерену. И своей сдержанностью наконец заслужил долгожданную похвалу.
К селению под вкусным названием Жареный Гусь плечистый варвар и миниатюрная амазонка подъехали уже через полчаса после вышеописанного объяснения. Оба к тому времени изрядно утомились, но с мечтами об отдыхе в замечательном придорожном сельском трактире с неоригинальным названием «Жареный Гусь» двум одиноким воителям пришлось распрощаться ещё задолго до въезда на единственную сельскую улицу. Селение Жареный Гусь раскинулось на вершине широкого холма. И столбы чёрного дыма, вдруг заклубившиеся над его домами, двое всадников разглядели в чистом безоблачном небе ещё за пару километров. Предчувствуя дурные вести, оба наёмника, не сговариваясь, стеганули лошадей и пустили их в бешеный галоп. Когда через три с половиной минуты на взмыленных лошадях они ворвались в селение, их взорам открылась зловещая картина разрушения и разорения. Улица была буквально завалена изуродованными трупами, добрая половина домов пылали, вокруг пока что нетронутых суетилось разношерстное бандитское отрепье и, размахивая окровавленными мечами, вовсю промышляло в захваченном селении своим любимым занятием: грабежом всего мало-мальски ценного и изнасилованием приглянувшихся селянок. Лишь в дальнем конце селения немногочисленные уцелевшие защитники, сбившись в отряд, смогли оказать хоть какое-то подобие сопротивления наглым агрессорам. Там до сих пор кипела яростная сеча. И несколько домов за спинами горстки храбрецов стояли нетронутыми. Вдруг появившаяся на затянутой дымом улице пара конных наёмников поначалу осталась незамеченной ни обезумевшими от ужаса селянами, ни опьяневшими от пролитой крови и абсолютной вседозволенности злодеями.
– Тамбу, Рюмба, однако долго же вы до места добирались, – вдруг раздался рядом с орком чей-то незнакомый насмешливый голос. – Мы уж с Крефом стали всерьёз опасаться, что вы пропустите всё веселье. В следующее мгновение из клубов сизого дыма вынырнули ещё два всадника на вороном и сером жеребцах. Два воителя-человека. Один – сарацин на вороном. С аккуратной бородкой, обрамляющей породистое носатое лицо, в тюрбане, тонких шароварах, длинном, расшитом золотом халате и с двумя притороченными крест-накрест кривыми мечами за спиной. Второй – ассасин Серой лиги убийц на сером коне. С не запоминающимся лицом, в неприметном среди густых клуб дыма сером одеянии, с двухметровым копьём в руках и двумя кривыми ножами за поясом. Смазанные ядом лезвия этих неприметных с виду ножей были надёжно укрыты в толстых деревянных ножнах.
– Красиво горит, не правда ли, уважаемые? А какой аромат! Сладостный запах дыма и серы – прям как дома, – продолжил глумиться сарацин, горящими безумной страстью глазами озираясь по сторонам.
– Признавайся, Зеугр, твоя работа? – обратился к нему варвар с перекошенным яростью лицом.
– Славиг, с вашего позволения, – стойко выдержав свирепый взгляд, поправил орка сарацин.
– Повежливей! – тут же одёрнул товарища до сей поры молчавший ассасин. – Не забывай, с кем говоришь! Отвечай на вопрос!
– Ну не то чтобы моя, – пожал плечами сарацин. – Эти удальцы и сами давно зуб на село точили. Я лишь чуток добавил им решимости и помог просочиться незамеченными мимо дозорных отрядов местных стражников.
– Гром и молния! Я же просил, никакой самодеятельности до моего появления! – взорвался варвар. – Признавайся, использовал доверенный тебе жезл власти Хаоса?
– Совсем чуть-чуть.
– Проклятье! Чем ты думал, инкуб?! – в сердцах орк даже замахнулся дубиной на разом присмиревшего сарацина. – У нас же секретная миссия! За нами не идут легионы демонов. Мы должны двигаться по Империи незаметно, как мыши. А не устраивать тут кусок Адского Пекла на ровном месте!
– Но, господин, как вы и приказывали, я действовал по обстановке, – стал торопливо оправдываться сарацин. – Мне показалось, что местные колдуны засекли небольшие выбросы огненной маны Хаоса, сопровождающие вознесение каждой нашей пары. И чтобы сбить их с нашего следа, я затеял этот разбойничий набег. Очень скоро весть о нём разнесётся по всей провинции, и здешним чародеям станет не до нас – все они будут задействованы для поимки подозрительно шустрых разбойников.
– Болван! Ну какой же ты болван! – схватился за голову орк. – Великий Владыка специально разбил нас на пары и очень аккуратно вознёс именно в эту тихую провинцию, так далеко от цели нашего похода, потому что местные чародеи практически не участвовали в последней мировой войне. У них мало опыта определения высшей огненной магии Хаоса. Вероятность фиксации их сторожевыми чарами нашего появления здесь ничтожна мала. Но даже если предположить, что предчувствие тебя не обмануло и нас на самом деле засекли, нам достаточно было просто сбежать из этой провинции в соседнюю, и все наши беды тут же остались бы позади.
– А если местные колдуны свяжутся с соседними? – пытаясь выкрутиться из щекотливой ситуации, предположил осрамлённый сарацин.
– Исключено. Местные чародеи предпочитают вариться в собственном соку и крайне неохотно идут на контакт с магами соседних имперских провинций, – добил выскочку орк. – Вот и выходит, что этой резнёй никого ты с нашего следа не сбил, а наоборот, привлёк к нам ненужное внимание. И чтобы снять с себя возможные подозрения, нам же теперь придётся уничтожить всех запущенных тобой в село разбойников. Значит, так, ты, Славиг, ступай затирать следы жезла – и чтоб ни искорки не оставил! Вас же, мои славные Рюмба и Креф, прошу следовать за мной. Сейчас мы с вами покажем этим жалким ублюдкам, как надо драться.
Послушный воле зелёнокожего предводителя отряд разделился. Сарацин растворился в уличном дыму, а трое остальных всадников, пустив коней размеренной рысью, смертоносным ураганом прошлись по улице, сметая со своего пути всех обезумевших от пролитой крови злодеев. Копьё в серых руках ассасина завертелось с потрясающей быстротой, нанося направо и налево смертельные уколы и порезы широким плоским обоюдоострым наконечником. Амазонка, не отставая от товарища, стремительно опустошала колчан, поливая всё вокруг непрерывным потоком серопёрых стрел, каждая из которых неизменно находила жертву. А могучий варвар, не мудрствуя лукаво, ударами чудовищной дубины просто обращал подвернувшихся под руку убийц и грабителей в горы изуродованного мяса с торчащими наружу обломками окровавленных костей. Злодеи осознали опасность слишком поздно. Добрая половина разбойничьей ватаги была смята и уничтожена всадниками буквально за пару минут. Уцелевшие, бросив грабёж, торопливо сомкнули длинные прямоугольные щиты, ощерились копьями и, превратившись в эдакое подобие огромного ежа, попытались дать отпор грозной троице. Но куда им, жалким оборванцам, вчерашним крестьянам, совсем недавно взявшим в руки оружие, противостоять рождённым для боя мастерам, вся жизнь которых протекала в бесконечных боях и походах. Могучий орк первым достиг колючей стены разбойников. Осадив коня, он спрыгнул на землю, одновременно перекидывая со спины в левую руку деревянный щит. Им он тут же ловко отклонил все нацеленные в его грудь и живот острия длинных копий разбойников, продвинулся к стене щитов на расстояние удара и что есть сил «приласкал» врагов своей здоровенной дубиной. От страшного удара пара щитов в самом центре тесного строя буквально разлетелась в щепки. В образовавшийся проход тут же нырнул подоспевший ассасин, прыгнувший с разогнавшегося коня высоко вверх. Легко перескочив через голову своего товарища-орка, он обрушился прямо на плечи обескураженных врагов. Двухметровое копьё его неуловимым вихрем завертелось в умелых руках, кромсая и увеча всех вокруг в радиусе двух метров. А ужасная дубина орка вновь расколола сомкнувшуюся было стену щитов, и в очередную прореху на помощь ассасину устремился смертоносный поток стрел, выпущенных подскакавшей последней амазонкой. Осознав обречённость своего положения, уцелевшие злодеи пошвыряли бесполезное против искусных противников оружие и прыснули врассыпную, спасаясь бегством. Но как ни проворны были ноги обезумевших от страха разбойников, пущенные им вдогонку серопёрые стрелы летели гораздо быстрее. Из превратившегося в руины селения живым не ушёл ни один злодей. Через несколько мгновений после того, как стрела амазонки пронзила сердце последнего беглеца, прямо из ясного неба на пылающее селение стеной обрушился неистовый ливень. Он в считанные секунды залил бушующий в разграбленных домах огонь и тут же прекратился, так же разом, как и начался. Непроницаемая пелена обрушившейся сверху воды ненадолго скрыла лихую троицу с глаз уцелевших в бойне селян, а когда ливень прекратился, к троим вымокшим до нитки всадникам присоединился четвёртый, в совершенно сухом одеянии. На зловещих пепелищах вокруг обуглившихся остовов домов стали собираться жалкие остатки разорённых семейств, в основном это были женщины, дети и старики. Почти все мужчины полегли, защищая свои дома. Тут же раздались первые отчаянные вопли над обнаруженными телами погибших мужей, отцов и сыновей. Повсеместно подхваченные, они вскоре превратились в многоголосый душераздирающий вой. Пережившие кровавый разбойничий набег женщины оплакивали погибших родных и близких. К четвёрке державшихся особняком воителей робко приблизился седобородый старик в перепачканном сажей дорогом сюртуке.
– Благодарю вас, о достойнейшие, – срывающимся от рыданий голосом прокряхтел он, рухнув перед спасителями на колени и отбивая каждому из четвёрки, даже возникшему из пелены дождя сарацину, по полновесному земному поклону. – Я здешний староста, и от лица всех спасённых вами сегодня людей…
– Встань, отец, – перебил брезгливо поморщившийся орк. – Не стоит переоценивать наш труд. Мы лишь сделали то, чему с детства были хорошо обучены. Заплатите нам, как положено, за работу, и мы продолжим свой путь. Старик, кряхтя, поднялся и с явной неохотой спросил:
– Сколько мы вам должны, о достойнейшие?
– Вот это дело, – кивнул орк. – По нашим подсчётам, мы в вашем селении извели пятьдесят девять злодеев. Голову каждого оценим, скажем, в два серебряка. Итого выходит: сто восемнадцать монет серебром или шесть золотом.
– Помилосердствуй, варвар, где же я столько возьму, – всплеснул руками несчастный староста, но, подметив краем глаза, как вдруг насупился до того ласково улыбающийся сарацин, поспешил добавить: – Я не отказываюсь платить, нет! Вы честно заработали деньги, ваши требования вполне законны. Но… Уважаемые, посмотрите, что эти злыдни с селением учинили! Чтоб им в Царство Теней прохода не было, и их неприкаянные души, не ведая покоя, вечно скитались среди живых! Молю, войдите в положение, проявите сострадание к несчастным погорельцам и снизьте плату.
– Ладно, будь по-твоему, – после короткого раздумья объявил орк. – Восемнадцать серебряков мы вам прощаем и сокращаем плату до ровной сотни серебром или, соответственно, пяти золотых монет.
– Благодарю, о достойнейшие, за оказанную милость, – в пояс поклонился старик, но, разогнувшись, отнюдь не заторопился раскошелиться, а попытался продолжить так удачно начавшийся торг: – Но забота о несчастных сиротках вынуждает меня просить…
– Послушай, уважаемый, – перебил старосту вдруг встрявший в беседу сарацин. – Один твой камзол стоит добрую дюжину золотых. Из чего вполне логично предположить, что селение твоё до нападения отнюдь не бедствовало. Да, дома пожжены. Но все сбережения селян и их ценное барахло, стараниями тех же разбойников, было вынесено из домов. И благодаря уже нам всё это богатство осталось тут же, на территории селения. Готов поспорить, что в разбросанных по улице тюках наберётся ценностей не на одну сотню золотых. И жалкая сотня серебра, требуемая нами в оплату своей работы, ничтожна в сравнении с сохранённым нами для вас богатством. Посему заканчивай свой гнилой торг, старик, и немедля выплачивай означенную нашим старшим плату. Иначе мы взыщем её сами. Ни слова больше не говоря, перепуганный старик дрожащими руками извлёк из-за пазухи большой кожаный кошель, развязал стягивающую верх тесёмку и, вытащив оттуда пять золотых монет, вложил их в широкую мозолистую ладонь орка. Заполучив деньги, орк тут же пришпорил своего гнедого и понёсся дальше по дороге, стоящие по обе стороны от него ассасин и амазонка тут же погнали своих лошадей следом. Сарацин чуть задержался. Он с седла склонился к затрясшемуся от ужаса старику, нагло сунул руку ему в кошель и извлёк оттуда шестой золотой.
– Ты ведь не возражаешь? – спросил всадник, упиваясь ужасом беззащитной перед ним жертвы.
– Н-н-нет, – заикаясь прошептал старик.
– Заметь, я мог бы отобрать весь кошель. Но не сделал этого. Потому что чужого мне не надо. Но и своего, честно заработанного, уж извини, никому не дам! Старик зашатался, схватился за сердце и стал медленно оседать на землю. Его падение осталось незамеченным погружёнными в горе односельчанами.
– Вот видишь, чего ты добился своим упрямством, старый дурак, – зло ухмыльнулся сарацин. – А всё могло закончиться быстро и не больно. Перед смертью старосте показалось, что хищное лицо сарацина вдруг превратилось в зловещую багровую рожу отвратительного рогатого демона, жаждущего заполучить его бессмертную душу. Он попытался закричать, призвать на помощь людей, но вместо отчаянного вопля изо рта его вырвался лишь тихий стон, бесцельно сгинувший в доносящемся отовсюду тоскливом женском вое. Временно утолив свой вечный голод, жуткий инкуб вновь превратился в улыбчивого сарацина, хлестнул вороного и пустил его бешеным галопом вдогонку за спускающимися с холма спутниками.
Вопреки стараниям воинственного герцога добраться до намеченной цели тихими неприметными мышатами у его небольшого отряда никак не выходило. Бешеный Хаос, бушующий в его собственной горячей крови и в огненной крови его грозных вассалов, то и дело отчаянно вырывался из искусно наведённой инкубом маскировочной личины, делая и самого воинственного герцога, и сопровождающих его демонов подчас необузданными во гневе. Как они ни пытались сдерживаться, их путь по густонаселённым центральным провинциям Империи сопровождался смертями и пожарами. Конфликты подчас возникали из-за сущих пустяков. Так, к примеру, на одном постоялом дворе, где волею случая отряд остановился на ночлег, тамошний хозяин, крайне неприятный и мерзкий тип, считавший себя неуязвимым под охраной сидящего на цепи в заведении и отчего-то по-собачьи преданного ему болотного тролля, позволил себе недопустимую вольность в обращении к оказавшейся в трактирном зале без своих грозных спутников амазонке. Выкладывая перед гостьей заказанный ею завтрак, наглец посмел ущипнуть воинственную деву за едва прикрытую аппетитную грудь. И через секунду рухнул на земляной пол своего гадючника с перерубленным горлом. Виновница же происшествия как ни в чём не бывало вытерла о край скатерти лезвие залитого кровью кинжала и продолжила нарезать им лежащий перед ней на тарелке здоровенный кусок поджаристого мяса. Перепуганные слуги не придумали ничего лучше, как сбежать из большого трактирного зала во внутренний дворик и там спустить с цепи зловонного силача тролля, за что первыми же и поплатились. Потому что вырвавшийся из своей ямы гигант, столкнувшись в трактирном зале взглядом с подсевшим за столик амазонки сарацином, вдруг решительно передумал мстить убийце за смерть своего обожаемого хозяина и обрушил свой гнев на пришедшую поглазеть на смерть амазонки прислугу постоялого двора, попутно круша всё, что под руку подвернётся. И когда несколькими минутами позднее к амазонке с сарацином присоединились чуть задержавшиеся в своих спальных комнатах орк и ассасин, трактирный зал они застали в крайне плачевном состоянии. Вся мебель там уже была перевёрнута кверху дном, зверски изуродована и залита красной человеческой кровью. По обломкам шкафов, столов и стульев от стены к стене косолапил чрезвычайно возбуждённый и крайне собой довольный тролль, сжимая в обеих лапах по изувеченному обезглавленному телу трактирных слуг. Периодически он подносил свои страшные трофеи к широкому лягушачьему рту и, впиваясь в них двумя рядами острейших зубов, отъедал с мягких боков и ягодиц человеческих тел сочащиеся кровью куски мяса. Среди всего этого безумия вычурным уголком спокойствия смотрелся единственный уцелевший стол, за которым как ни в чём не бывало восседали амазонка и сарацин и, игнорируя мечущегося поблизости людоеда, спокойно продолжали завтракать.
Вняв мольбам жены мёртвого хозяина, чудом уцелевшей в устроенном троллем погроме, и посулам щедрой награды за избавление от жуткого людоеда, четвёрка бесстрашных воителей согласилась усмирить распоясавшееся чудовище. Убить тролля оказалось неожиданно не просто. Пущенные с безопасного отдаления стрелы амазонки застревали в его толстой шкуре, лишь яря монстра, но не причиняя ему серьёзного ущерба. Нежданно-негаданно стрелы Рюмбы вместо ожидаемого вреда, напротив, помогли троллю. Первая же вонзившаяся в его шкуру стрела развеяла иллюзорную защиту сарацина, болотный тролль заметил врагов и, в свою очередь, атаковал их. Бесстрашно вставший у него на пути орк подставил щит под удар когтистой лапы. И тут же был жестоко наказан за столь очевидную самонадеянность. Зачарованное дерево выдержало, а вот самого укрывшегося за ним варвара шарахнуло словно многотонным тараном и буквально смело с пути тролля, так что знаменитая орочья дубина осталась не у дел. Следующим тролля атаковал сарацин. Кривые мечи в его руках завертелись невидимыми смертоносными вихрями, выписывая замысловатые круги и восьмёрки. Но искусство фехтовальщика тоже оказалось бессильно перед грубой силой тролля. Прорубить толстую шкуру гиганта оказалось неимоверно сложно, и сарацину, чтобы не быть растерзанным, пришлось спасаться позорным бегством. Дёрнувшийся было вдогонку тролль на мгновение опустил прикрывающую морду левую лапу, и в один из открывшихся глаз тут же вонзилась серопёрая стрела. Раненый тролль страшно взревел и, бросив удирающего сарацина, вновь нацелился перво-наперво растерзать обидчицу с луком. Кинувшийся наперерез подбежавшему уже совсем близко к Рюмбе троллю ассасин, не мудрствуя, просто бросился ему в ноги, нацелив в живот острый наконечник двухметрового копья. Верный глаз его не подвёл, он угодил острым наконечником точно в нужную точку на толстом брюхе, а нижний намертво упёр в земляной пол. В результате набегающий враг сам насадился на подставленное копьё и своей же исполинской силой пробил свою толстую шкуру. Копьё на добрый метр ушло в толстое пузо тролля, но доведённый до бешенства грузный гигант словно не почувствовал страшной смертельной раны. Он, в свою очередь, атаковал огромной когтистой лапой распластавшегося перед ним на полу безоружного серого воина, и того уже не спасла даже хвалёная реакция неуловимого убийцы. Ассасин успел лишь немыслимым образом развернуться на полу, выдернув в последний миг из-под удара открытый живот и подставив вместо него часть спины. Острейшие концы когтей вспороли серую куртку и глубоко пропахали костлявую спину ассасина. Будь он всего лишь человеком, такое ранение стало бы для него смертельным – но это был лишь замаскированный под человека демон! Из трёх широких разрезов хлынула далеко не человеческая, а демоническая огненная кровь. Разливаясь по серой одежде, она запалила её. Человеческая фигура под ногами тролля вдруг вся вспыхнула и стала стремительно преображаться в живом демоническом огне. И вот уже вместо жалкого худого ассасина с пола легко подскочило громадное, краснокожее, рогатое существо, ростом почти не уступающее троллю. Мускулистое тело демона с головы до пят укрывала шипастая броня великолепного доспеха, поверх которого продолжал полыхать спаливший маскировку ассасина неугомонный демонический огонь, укутывая грозного воина, помимо стали, дополнительным слоем непроницаемой огненной защиты. Лишённый маскировки рыцарь Ада во всей своей ужасной красе предстал перед потрясённым болотным троллем. Воспользовавшись замешательством грузного противника, воин из Адского Пекла вдруг широко раскинул руки и заключил тролля в братские объятия. Вот только, казалось бы, несокрушимый тролль в этих огненных объятьях вдруг отчаянно забился, как угодившая в силки куропатка, и заверещал неожиданно тоненьким и пронзительно-жалостным голоском. Он отчаянно пытался вырваться, но сомкнувшиеся на спине тролля в неразрывный замок огненные руки рыцаря Ада отодрать было уже невозможно. Тролль царапал когтями стальную броню демона, но она была несокрушима, толстяк лишь бестолково подставлял под жадный огонь свои толстые пальцы. Меж тем жидкий огонь с шипастого доспеха рыцаря Ада медленно, но верно перетекал на серо-зелёную шкуру болотного тролля, и она начинала постепенно покрываться кровавыми волдырями, которые тут же лопались шипящими кровавыми брызгами и появлялись вновь… Через несколько минут вся жирная туша тролля превратилась в сплошной кровавый рубец, далее, под воздействием огня, она постепенно поджарилась и обуглилась, а потом вдруг вспыхнула и начала гореть, как хорошо просмоленная пакля. Пока вернувший свой первозданный облик рыцарь Ада заживо сжигал болотного тролля, остальным троим его спутникам пришлось в спешном порядке зачищать всех невольных свидетелей случившегося срыва маскировки. Вернее, не троим, а двоим. Сам орк не пожелал принимать участия в массовой резне невиновных людей, поручив свершить это необходимое злодейство своим вассалам. В итоге все чудом вырвавшиеся из-под когтей тролля слуги, все гости постоялого двора и сама несчастная хозяйка не надолго пережили хозяина заведения, приняв быструю смерть от серопёрой стрелы амазонки или кривого меча сарацина. Когда огромный болотный тролль целиком превратился в горящий факел, рыцарь Ада разомкнул свой смертельный захват и отступил от уже мёртвого противника. Минуты две массивная туша пылала головнёй, а потом вдруг в одно мгновение разом погасла и осыпалась на землю белёсым пеплом. В образовавшейся куче обнаружились десятка полтора серопёрых стрел и большое двухметровое копьё, всё было перепачкано пеплом, но ни следов подпалин, ни нагара на деревянных древках зачарованного оружия, разумеется, не наблюдалось. Покончив с зачисткой постоялого двора и убедившись, что никто из потенциальных свидетелей не выжил, инкуб по новой провёл ритуал наложения маскировочной личины на развоплотившегося рыцаря Ада, превратив его снова в невредимого ассасина. После чего натворившая бед четвёрка спокойно оседлала своих лошадей и, покинув разорённый и превращённый в склеп постоялый двор, спокойно продолжила свой путь к намеченной герцогом цели. Подобные досадные происшествия во время их путешествия случались сплошь и рядом, едва ли не на каждом постоялом дворе, хозяин которого имел неосторожность пустить на постой маленький отряд жадных до драки наёмников. Однако весьма искусные в ратном деле воины Адского Пекла неизменно выходили невредимыми из ежедневно возникающих дорожных передряг, обилие которых никоим образом не замедляло продвижение отряда к намеченной цели. Замаскированные демоны двигались строго на юг. Их путь лежал в имперский город Соколин, где им предстояло выполнить первое действие одобренного Бетрезеном плана Габвеля. Соколин приближался…

Скачай бесплатно и читай дальше:






Нравится

В нашей библиотеке можно

скачать «Читать онлайн Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма» бесплатно и без регистрации

по ссылкам, указанным после аннотации. Наслаждайтесь любимыми фантастическими, детективными, приключенческими и любовными романами!


Не уходите, возможно Вас заинтересует и другая литература, имеющиеся у нас:

Читать онлайн Даниэль Глаттауэр. Все семь волн Скачать Читать онлайн Даниэль Глаттауэр. Все семь волн бесплатно
Читать онлайн Даниэль Глаттауэр. Все семь волн Через три недели Тема: Привет Привет! Через десять секунд RE: Внимание! ДАННЫЙ АДРЕС БОЛЬШЕ НЕ...
Читать онлайн Пауло Коэльо. Валькирии Скачать Читать онлайн Пауло Коэльо. Валькирии бесплатно
Читать онлайн Пауло Коэльо. Валькирии Они ехали уже почти шесть часов. В который раз он спросил сидевшую рядом женщину, не...
Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма Скачать Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма бесплатно
Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма Отправленный в бесконечную ссылку падший ангел лишен памяти о былом величии. Лишь едва не состоявшееся...
Читать онлайн Сергей  Лукьяненко. Непоседа Скачать Читать онлайн Сергей Лукьяненко. Непоседа бесплатно
Читать онлайн Сергей Лукьяненко. Непоседа Часть первая. Трикс обижается 1 Если ты в неполные пятнадцать лет выправил кривду, улучшил правду,...
Читать онлайн Стефани Майер. Сто лет спустя Скачать Читать онлайн Стефани Майер. Сто лет спустя бесплатно
Странные непонятные чувства нахлынули на меня. Все здесь напоминало мне о моем прошлом. Конечно, это уже не тот Форкс, каким он был лет 100 назад, но...


 
Уважаемые посетители! Если Вам не удалось скачать «Читать онлайн Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма» по причине нерабочих ссылок, сообщите об этом нам. Укажите название произведения или просто скопируйте заголовок книги. Мы их восстановим.

Разместил:    

Надеемся Вам понравилось у нас, и «Читать онлайн Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма» доставит Вам удовольствие, скрасив Ваше свободное времяпрепровождение. Заходите к нам еще, у нас большой выбор новинок!


Оставьте свое впечатление о Читать онлайн Дмитрий Гришанин. Тайна Серебряного храма
Добавление комментария

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:




 
Логин:
Пароль:
 
 
Рассылка о новинках на E-mail

Введите Ваш E-mail:




   
Аудиокнига, аудиокнига скачать бесплатно, аудиокниги, аудиокниги детективы, аудиокниги для планшета, аудиокниги фантастика, боевик, детектив, женский роман, Книга, Книги 2015 года, Книги 2016 года, любовный роман, Приключения, проза, психология, сборник, скачать аудиокнигу, скачать книги бесплатно txt, скачать книги для планшета, скачать книги на планшет, скачать книгу, современная проза, триллер, фантастика, Фантастический, фэнтези

Показать все теги